ЭКОНОМИКА И СОЦИУМ
Экономическое положение тульского региона до 1917 года

Расположенная в самом центре европейской части России, Тульская губерния была учреждена в ходе административно территориальной реформы правительства Екатерины II указом от 19 сентября 1777 г. Она входила в состав Тульского наместничества и делилась на 12 уездов: Алексинский, Богородиц кий, Веневский, Епифанский, Ефремовский, Каширский, Крапивенский, Новосильский, Одоевский, Тульский и Чернский. В 1784 году отмечалось, что величина губернии "по прямой линии от севера к югу простирается на 217, от востока к западу на 189 верст, в окружности имеет до 650 верст". Площадь губернии равнялась 27204,4 кв. верст или 30960 кв. км (сейчас площадь Тульской области немного меньше - 25,7 тыс. кв. км, так как Каширский район теперь отошел к Московской области, а Новосильский - к Орловской).

Оружейный завод, общий вид 1894 г. (Arms factory, general view of 1894) В 1782 г. в Тульской губернии проживали 438196 мужчин. Во время ревизий - прототипов современных переписей населения - учитывалось только количество "душ мужского пола", женщины состояли при главе семейства - муже или отце - и в расчет не брались. Но надо полагать, что женщин было не меньше мужчин, а примерно столько же, поэтому можно смело сказать, что всего в Тульской губернии в конце XVIII в. проживало не менее 1 млн. человек. К середине следующего столетия жителей в тульском крае стало еще больше, около 1 млн. 200 тыс. Подавляющее большинство населения, как и по всей России в то время, составляли крестьяне, причем помещичьи, однако, немало было и государственных крестьян. В 1784 г. в губернии было всего 850 дворянских фамилий; дворяне составляли менее 1 % населения даже в середине XIX в. Представителей духовенства было несколько больше, они составляли примерно 1,5 % населения, что было обычно по тем временам. В силу заметного развития в Тульской губернии промышленности и торговли с конца XVIII в. стало расти городское население: оружейники, мещане, купцы - но и их общее количество среди всех жителей губернии было невелико.

Главную роль в экономике губернии по числу занятых рабочих рук играло сельское хозяйство. Почва в губернии была весьма разнообразна, так как тульский край находился на границе между черно земными и нечерноземными землями. В южных и юго-восточных уездах преобладал чернозем, а в северо-западных - глинистые, песчаные и сероиловатые почвы. Губерния уже тогда отличалась очень высоким процентом распаханности земель и крайним недостатком лесов и лугов. По этому ведущая роль в сельском хозяйстве принадлежала хлебопашеству, а скотоводство было развито слабо. Самым простым способом получения помещиками с крестьян дохода была барщина, она и преобладала в губернии, что было естественно при наличии хороших земель. Барщина не была ограничена определенным количеством дней в неделю, хотя в 1779 г. вы шел "Указ о трехдневной барщине". Даже после выхода в свет Свода законов 1832 г., где указывалось, что крестьяне обязаны работать на помещика всего три дня в неделю, почти повсеместно помещики заставляли их выходить на барщину по четыре пять дней в неделю, а некоторые - и все семь дней, оставляя им для работы на себя только ночь. К середине XIX в. деньги в жизни русского человека стали играть гораздо большую роль, поэтому резко увеличилось количество крестьян, переведенных на оброк.

Оброк в Тульской губернии был выше, чем в других губерниях центра России и составлял к середине XIX в. в среднем 9 руб. 27 коп. с души (в других районах среднем по 8 руб. 19 коп.). Объяснялось это высокой степенью развития в Тульской губернии промышленности и кустарно ремесленных промыслов, близостью других промышленных центров (например, Москвы), наличием оживленных дорог и водных путей, что в целом благоприятствовало получению крестьянами побочных заработков. Многие помещики предпочитали переводить своих крестьян на смешанные повинности, заставляя их часть времени работать на своих полях и в то же время платить денежный оброк.

Тяжесть барщины и высокий размер оброка, телесные наказания, зверства и убийства крестьян помещиками, широко распространенные на территории Тульской губернии (а это подтверждается обилием следственных дел по обвинению помещиков в жестоком обращении с крепостными), приводили к крестьянским выступлениям. За период с 1777 по 1860 г. в Тульской губернии зафиксировано 187 массовых волнений, охвативших 272 имения с населением свыше 43 тыс. крестьян мужского пола.

"Военно-статистическое обозрение Российской империи" 1852 г. отмечало, что "почти все помещики Тульской губернии главную отрасль доходов от своих имений основывают единственно на земледелии, а на заводскую и фабричную промышленность смотрят как на дело второстепенное; крестьяне, как казенные, так и помещичьи, также с давнего времени исключительно занимаются хлебопашеством, а на ремесла и промыслы уделяют только свободное от полевых работ время; в некоторых уездных городах даже мещане посвятили себя земледелию; наконец, и купечество главные торговые обороты основывает на покупке и продаже хлеба, пеньки и других произведений сельской промышленности, - одним словом, Тульская губерния по пре имуществу есть земледельческая... Но нельзя сказать, чтобы земледелие здесь поглотило другие роды промышленности: оно только занимает наибольшее число рук по губернии; вместе же с ним в городах, а частию и в селениях, процветает и мануфактурная промышленность".

Самоварная фабрика Баташова (Batashov's Samovarnaya factory Своеобразной чертой Тульской губернии являлось как раз то, что большая часть населения была занята в сельском хозяйстве, но место в экономической жизни страны определялось для губернии не сельским хозяйством, а высокоразвитой промышленностью. С XVII в. Тульская губерния стала основной металлургической базой страны. Здесь возникла первая в России доменная мануфактура - Городищенские железоделательные заводы А. Виниуса (1632-1637). В 1712 г. в Туле был основан первый в России оружейный завод - крупнейшая мануфактура, в 20-х гг. XVIII в., объединявшая 1161 оружейника.

Тульская промышленность возникла и развилась из кустарно-ремесленных промыслов. Производство железа и изделий из него занимало главное место среди тульских промыслов. Кузнецы, образовавшие конце XVI в. особую кузнечную слободу Туле, пользовались рядом привилегий. Из казенных кузнецов в конце XVIII - первой половине XIX вв. вышли многие богатые предприниматели.

К концу XVIII в. в Тульской губернии были хорошо развитая промышленность и процветающие кустарно-ремесленные промыслы. Центром промышленности губернии была Тула. И если в 1775 г. в Туле было 57 фабрик и заводов, то к середине XIX в. их стало уже 141, а во всей губернии - около 290.

Автор "Топографического описания Тульской губернии"1824 г. указывал на существование в Туле 75 фабрик и заводов, но добавлял: "Сверх сих фабрик в редком мещанском и оружейном доме не делают каких ни есть вещей, как-то: охотничьи ружья, пистолеты, шпаги, столовые и перочинные ножи, ножницы, печати, разные машинки для дамских рукоделий и всякого рода стальные и железные вещи, служащие как для пользы, так и для украшения, что и составляет главный промысел жителей низшего сословия, лавки в Туле наполнены сими вещами, значительное количество отправляют их в другие города и на ярмарки для продажи".

На всех промышленных предприятиях губернии работали около 20 тыс. человек или 3,5 % всех мужчин. В Туле на одном только оружейном заводе работали 9 тыс. человек, что составляло около третьей части всего мужского населения города (30 045 человек). Если к этому числу прибавить половину рабочих всех остальных фабрик и заводов губернии, то получится, что на промышленных предприятиях Тулы работало около половины мужчин города.

Привилегированное положение казенных оружейников (освобождение от подушной подати, рекрутской повинности, постоя и др.) делало их жизнь несколько легче, чем жизнь крепостных крестьян. Рабочих жестоко наказывали за малейшую провинность - невыполнение нормы, плохое поведение, некачественную работу, - но это все-таки было несравнимо терпимее, чем полная власть помещика над жизнью крестьянина. Тульские оружейники считались особенно выгодными жениха ми в губернии, так как их не могли забрать в солдаты. Поэтому в Туле было относительно небольшое количество городских волнений и выступлений. В отличие от крестьянских волнений, где часто имели место физические расправы с помещика ми, поджоги барских усадеб и т.п., городские выступления и, прежде всего, выступления тульских оружейников носили, более "легальный" характер, принимали форму жалоб, просьб, единичных побегов.

Бурно в это время шло развитие торгов ли. К середине XIX в. в губернии насчитывалось более 9 тыс. купцов. Самыми крупными торговыми центрами были города Тула и Белев, причем в последнем проживало даже больше купцов. Объяснялось это тем, что Белев был крупной пристанью на Оке, через которую из губернии вывозились хлеб и пенька. Развитию торговли Тульской губернии способствовало наличие развитой сети дорог и водных путей. Говоря слова "развитая сеть дорог", мы, конечно, должны помнить, что речь идет о дорогах грунтовых или, в лучшем случае, мощеных, которые делались малопроезжими весной и осенью. И все же само наличие большого количества дорог имело важное значение.

В 70-х гг. XVIII века по Тульской губернии проходили 5 главных дорог. А в начале XIX в. в губернии насчитывалось уже 7 главных почтовых трактов и 4 побочных. Трактами в России назывались улучшенные грунтовые дороги, соединявшие важные населенные пункты; на них имелись постоялые дворы, и расстояние отмечалось верстовыми столбами. Главные дороги с твердым покрытием, т.е. мощеные, носили название шоссе. К середине прошлого века сообщения в губернии шли по 1 шоссе, 6 почтовым, 6 торговым и 13 проселочным дорогам. Дороги расходились от Тулы во все стороны, соединяя губернский город со всеми уездными городами и близлежащими губерниями. Главной дорогой губернии было Тульско-Орловское шоссе, проходившее через Тулу от Москвы на юг европейской части России, - важнейший коммерческий путь страны. Движение по нему было оживленным круглый год. Главной водной магистралью была река Ока, по которой внутренние губернии России соединялись с востоком и югом страны. Тульские купцы, вывозившие из губернии хлеб, сельскохозяйственные продукты, предметы кустарно-промышленных промыслов, торговали в Москве, Петербурге, Калуге, Орле, Харькове, Риге, Нижнем Нов городе и других городах.

Среднестатистический житель Российской империи на рубеже XVIII-XIX вв. тратил на покупки около 17 копеек в год. В то же время обыкновенное парадное платье царского фаворита Потемкина стоило 200 тыс. рублей. Столь незначительная цифра расходов на покупки в среднем по стране объяснялась, в первую очередь повсеместно распространенным феодальным натуральным способом хозяйствования, когда большинство населения продукты питания не покупало; но эта цифра говорила и о крайне низком жизненном уровне большей части жителей империи - тем более низком, что в нее включены умопомрачительные расходы царской семьи и богатейшего дворянства.

Конка дореволюционная (Pre revolutionary horse tramway) Из чего же складывались эти 17 копеек в год на душу населения? В 1800 г. было описано за долги имение тульского помещика, капитана артиллерии Семена Ивановича Пущина. Капитан в общем-то был богат, однако долгов наделал на тридцать семь с лишним тысяч рублей. Посему имение его было тщательно описано и пошло с молотка. Находилось оно в глухой деревне Каширского уезда Тульской губернии. Помещик, вероятно, там постоянно не жил, по этому имение было не в образцовом порядке, существовало на патриархальный лад прошедших времен. Барский дом был ветхим, деревянным, не очень большим, пять комнат с девятью окнами и двумя сенями, поэтому оценен он был весьма скромно - в 25 руб. Обстановка дома тоже была проста и ветха: четыре деревянных стола "столярной работы", т.е. местного производства, не фабричные, оценили вместе, всего в 1 рубль, столько же стоило пять стульев, обитых черной кожей, а три простые односпальные кровати - и того меньше, всего 50 коп. В барском дворе стояли разные хозяйственные постройки: четыре людские избы по 10 руб. каждая, кухня - 15 руб., погреб и ледник - по 4 руб. конюшня - 10 руб., каретный сарай - 5 руб., ворота - 1 рубль. Имелась кое-какая скотина: корова за 4 руб., телушка двух лет за 2 руб., бык трех лет за 3 руб., овцы по 40 - 50 коп., свинья за 1 рубль, гуси по 25 коп., утки по 10 коп., индюшки по 30 коп. и куры по 5 коп. за штуку. У помещика было 149 душ крепостных крестьян и дворовых людей. Они тоже имели свою цену. Молодой муж чина 20 - 30 лет стоил от 70 до 100 руб., женщина того же возраста - всего 20-30 руб., мальчики, будущие работники, стоили почти столько же, сколько и их матери:15, 30 и даже 40 руб., а девочки ценились гораздо ниже, всего в 5 - 10 руб. Страшно читать, что двадцатитрехлетнего мужчину можно было купить всего за 5 руб. только потому, что он был глухой и плохо видел, а слепая от рождения девушка и вовсе "оценке не полагалась", т.е. не стоила ничего.

Крестьяне, естественно, давали помещику "столовый запас", проще говоря, кормили его. Так вот, пуд свинины (примерно 16,4 кг), получаемый помещиком от своих крепостных, оценивался в 1 рубль, пуд баранины в 50 коп., десяток яиц в 10 коп. Но помещик всего этого вообще не покупал, ему это доставалось бесплатно. Довольно часто прикупалась земля, ее цена имела достаточно определяющее в хозяйственной жизни значение. В Тульской губернии земля стоила по тем временам немало: "добрая", т.е. плодородная, примерно по 10 руб. за десятину ("хозяйственная" десятина конца XVIII - начала XIX вв. была равна площади в 1,45 га), "средняя" земля по 5 руб., "плохая" - по 2 руб. за десятину.

Но такими были цены в деревне. В городе же все было немного дороже. Например, дом в Туле в приходе церкви Чудотворца Николая "что за валом" в Подьяческой улице (вероятно, на улице Жореса или где-то рядом), принадлежавший протоколисту Тульской дворянской опеки А. Кортукову, с тремя комнатами на первом этаже и двумя на втором стоил 101 рубль, а деревянный дом в Веневе с каменным крыльцом веневского купца Точилина стоил 220 руб. Это очень большие деньги для того времени!

Однако предметы не первой необходимости стоили дорого даже в XVIII в. Так, книга М.М. Щербакова "Летопись о многих мятежах и о разорении Московского государства...", купленная лейб-гвардии полка поручиком, тульским помещиком Алексеем Исленьевым в Москве в 1774 г., стоила ему 1 руб. 60 коп.

Итак, на рубеже XVIII - XIX вв. примерно за одну цену, предположим, 2 рубля, можно было купить четверть ржи (около 210 л), телку, плодовый сад с двадцатью яблонями, двухлетнюю девочку или одну книгу.

Косогорский завод, общий вид, 1897 - 1930 гг. (Kosogorsky plant. Common view 1897 - 1930 y.) К середине XIX в. годовые траты жителей Российской империи стали гораздо выше. В Тульской губернии четверть пшеницы уже стоила от 5 до 7 руб., а пуд говядины от 1 руб. 20 коп. до 1 руб. 50 коп. Книги же стоили теперь даже до пяти рублей.

 Особенностью Тульской губернии было, конечно, ее расположение в самом центре России. Соседство с высокоразвитой Московской губернией, близость к Москве и сравнительная близость к Петербургу обеспечивали связь и с духовной жизнью столиц. Причем важно, что Тула была рас положена ближе именно к Москве, этой неофициальной второй российской сто лице, где в отличие от казенного чиновничьего Петербурга проживали немного фрондировавшие дворяне, где отношения были несколько свободней, а мысли вольней. Богатая московская знать да и дворяне попроще нередко имели поместья в Тульской губернии, куда выезжали на лето. Ну а многие тульские дворяне на зиму уезжали в Москву, имели там собственные дома. Возвращаясь весною в свои поместья, они привозили с собой новые книги, знания, идеи, моды, столичные новости. Они не только обогащались духовно сами, но и просвещали своих родственников, соседей-туляков. 

Тульские дворяне нередко получали образование в Москве, особенно до возникновения учебных заведений в Тульской губернии. Для дворян, не имевших домов Москве, нередкими были поездки туда на праздники, в гости, во время которых посещались театральные представления, концерты, пополнялись новыми приобретениями книжные собрания. Тульские купцы бывали в Москве и Петербурге по делам торговли, мещане и крестьяне уходили Москву и Московскую губернию для побочных заработков и тоже приобщались к особой столичной жизни.

Тула была центральным и главным городом губернии. Всего же в середине XIX в. Тульской губернии насчитывалось 3979 "обитаемых мест": 12 городов, 81 слобода, 4 слободки, 759 сел, 1103 сельца, 2005 деревень, 11 выселок, 3 хутора и 1 починок. Какое разнообразие в названиях! Многие из них в наши дни уже не употребляются. Попробуем разобраться.

С городами все ясно. Это населенные пункты, жители которых занимались ремеслами, промышленным производством и торговлей. Слободами в старину на Руси называли населенные пункты, жители которых были свободны от государственных повинностей; причем это могли быть сельские поселения, а кроме того так называли и отдельные части городов (на пример, Оружейная или Ямская слободы Туле). В XIX в. так стали называть и большие села с несколькими церквями. А слободки - это, как правило, пригородные поселения или сельские поселения, непосредственно примыкавшие к городу. Села ми в России называли большие поселения в сельской местности, в которых обязательно была церковь. В отличие от сел сельца были небольшими, как правило, включавшими одну помещичью усадьбу. Деревни бывали как большими, так и маленькими, но не имели церкви. Выселками назывались сельские поселения, все жители которых когда-то были выселены из какого-то другого населенного пункта. Хуторами считались обычно однодворные или, изредка, состоявшие из нескольких дворов поселения, располагавшиеся в стороне от другого жилья; они часто возникали при освоении новых земель. А почин ком называли вновь образовавшееся поселение сельского типа.

 
< Пред.   След. >

Вы можете поддержать наш проект, перечислив всего 50 руб. Спасибо!

Другие обзоры

Калуга и область
посетителей: 4021772

Разработка: Компания "Сенатор" (Тула) © 2002 - 2014