ОБРАЗОВАНИЕ
История образования

Развитие образования в Тульской губернии прошло те же этапы, что были характерны для всей России. Однако деятельность конкретных людей придала ему те неповторимые черты, что отличают историю одного уголка земли от истории других мест, вызывают в душе гордость за дела предков.

Первые сведения об учебном заведении в Тульской губернии относятся к концу XVII в. Это не значит, что раньше школ не было, традиции домашнего и даже государственного образования уходят корнями в глубь истории. В русской летописи под 988 г. говорится о том, что великий князь Владимир, после крещения киевлян "стал брать у знатных людей детей и отдавать их на учение книжное". А в XI в. действовали школы в Новгороде, Курске. Вероятно, школы были и в других городах русской провинции, иначе откуда бы брались грамотные люди, способные управлять государством, строить города, создавать шедевры искусства. Были, наверное, школы и на тульской земле, но нам о них пока ничего не известно.

Коммерческое училище (The commercial school) В конце XVII столетия, возможно, в 60-70-х гг., была организована первая известная нам школа на Каширских железных за водах Марселиса у деревни Ченцово на реке Скниге (ныне Заокский район Тульской области). В материалах инспекционного обследования заводов 1690 г. указано, что среди иностранных специалистов, приглашенных из-за границы для работы Ченцове, находился "школьный мастер что детей учит" Адольф Гульф, живший там, получавший жалованье и работавший в специальной "школьной избе". Школа была иностранной, но тем не менее это была первая школа на тульской земле. Следующие по времени организации учебные за ведения возникли только в XVIII в.

В конце 30-х или начале 40-х гг. XVIII в. дворцовом селе Богородицком, позднее переименованном в город Богородицк, при конном заводе правительством была основана "школа конюховых детей", которая должна была готовить дворцовых конюхов, умеющих давать письменный отчет о своих действиях. К 70-м гг. школа, видимо, прекратила свое существование. Одним из старейших учебных заведений Тульской губернии было духовное училище в Белеве, основанное в 1761 г. Оно существовало непрерывно, вплоть до 1917 года, правда, под разными названиями: с 1761 по 1767 г. оно называлось русской школой, затем в 1776 - 1782 гг. - семинарией, в последующие годы - училищем и, на конец, с 1852 г. - Белевским духовным училищем.

Социально экономическое развитие страны, а также стремление Екатерины II несколько приблизить Россию к "просвещенному" Западу побудили правительство провести в 1770 - 1780 гг. ряд реформ, в том числе и в области образования. В Наказе "Комиссии об Уложении" были сформулированы главные положения этой ре формы: "Хотите ли обогатить народ, создать ему благосостояние, улучшить его труд, увеличить производительность? Устройте повсюду школу, дайте народу образование. В числе естественных богатств надлежит класть природный ум жителей, который, получив просвещение и будучи ревностно поощрен и возвышен, может простертися далече и великими своими успехами принести пользу государству и частным людям не малую".

В 1782 г. была организована "Комиссия об учреждении училищ" для разработки школьной реформы. В результате реформы, осуществление которой началось с 1786 г., страна должна была покрыться сетью новых всесословных учебных заведений, дающих возможность получения образования детям из непривилегированных сословий. К концу XVIII в. в России существовало более 500 учебных заведений с числом учащихся 60-70 тыс., и, таким образом, в стране примерно за полвека получили образование более 300 тыс. человек.

Причем исторические исследования последнего времени опровергают расхожее мнение о том, что грамотные люди были почти исключительно среди дворян: получивших образование в учебных заведениях не дворян было в три раза больше! Одной из первых школ новой системы была тульская "народная школа", открытая в Туле по разным данным в 1781 или 1783 г., - первое в Тульской губернии всесословное училище, созданное на общественных началах. В 1784 г. в г. Богородицке была основана первая общеобразовательная школа для крестьянских детей - волостное училище. Создание этой школы было связано с именем А.Т. Болотова.

В 1786 г. был утвержден устав народных училищ, и вышло правительственное распоряжение об открытии главных народных училищ в 26 губерниях. В силу этого распоряжения 22 сентября 1786 г. Туле было открыто главное народное училище, состоявшее из четырех классов. Вероятно, оно было преобразовано из тульской на родной школы. В главное народное училище принимались "люди всякого сословия от господских детей до их услуг". Курс пре подаваемых дисциплин был довольно обширен: арифметика, геометрия, механика, архитектура, физика, рисование, российский язык, история, политическая география, "пространный катехизис и изъяснение евангелия". Главным наставником и преподавателем училища был Ф.Г. Покровский. В 1800 г. главном народном училище обучалось 128 учеников, из них 14 дворян, 36 купцов и мещан и 78 разночинцев; обучало их 4 учителя. Несмотря на хороший преподавательский состав училище Туле находилось в "худом состоянии".

А.Т. Болотов считал, что это происходит от незаинтересованности местного начальства в развитии народного образования: "от нерасторопности губернатора (А.И. Лопухина) и нерадивости директора (Бахтина); и нет надежды к поправлению".

Кроме главного народного училища, конце XVIII в. в Туле было несколько частных пансионов и домашних школ (дворянские пансионы Болотова, Юшковой, Дюблюе, Роде, Жоли, домашние школы духовенства), а в начале XIX в. открылись четыре новых учебных заведения: духовная семинария (1801 г.), Александровское военное дворянское училище (1802 г.), классическая гимназия и уездное училище (1804 г.). О датах основания первых двух учебных заведений в дореволюционной литературе были разные сведения :И.П. Сахаров считал, что духовная семинария была основана в 1800 г., А. Г. Дружинин - 1801 г., Н.А. Лебедев - в 1807 г. Александровское военное училище, по мнению А.Г. Дружинина, было основано в 1801 г., другие исследователи считали, что это произошло в 1802 г. Современные историки придерживаются точки зрения, что тульская духовная семинария была открыта в 1801 г., а Александровское училище 1802 г. По отзыву современника, "вся ученость" Тульской губернии "гнездилась" в этих учебных заведениях, хотя они и "имели разные направления, учителя их жили неприязненно, не сходились в думах о просвещении, судили и думали каждый по своему".

Тульская духовная семинария была переведена из Коломны, и ее основание и развитие в Туле было обязано деятельности духовенства. Александровское военное училище было создано по инициативе тульского дворянства. Тульская классическая гимназия создавалась в соответствии с новым уставом учебных заведений 1804 г.

По уставу в каждом губернском городе учреждалось губернское училище или гимназия, а в каждом уездном городе уездное училище; в городах и селениях уездов каждом церковном приходе или, в зависимости от количества населения, двух приходах основывалось приходское училище.

Новый учебный устав 1804 г. соответствовал возросшей потребности государства квалифицированных специалистах, вызванной растущими промышленностью и торговлей, усложнившимся административным аппаратом.

Закономерность появления устава определила хорошую его реализацию. Так, только в Тульской губернии возникло несколько новых учебных заведений: гимназия и уездное училище в Туле; уездные училища в Белеве, Одоеве (1803), Новосиле (1819), Ефремове (1822), Крапивне и Алексине (1827), Черни (1828);приходские училища в Ефремове (1818), Новосиле (1819), Алексине (1824), Черни (1927), Крапивне (1828).

Тульская гимназия и уездное училище были организованы на базе главного на родного училища. 7 августа 1804 г. два высших класса главного народного училища были преобразованы в два низших класса четыреклассной гимназии, а из двух низших классов было сформировано уездное училище. В 1809 г. в гимназии было 40 учеников и 9 учителей. В 1828 г. в соответствии с новым учебным уставом тульская гимназия стала семиклассной, а с 1835 г.

было введено преподавание для желающих химии, технологии, механики и технического рисования. В 1845 г. при гимназии были открыты постоянные публичные лекции по законоведению, которые читал профессор Пахман. На них мог прийти любой желающий. В 1849 г. курс законоведения был введен в качестве обязательного предмета для учеников гимназии. Гимназия была классической, в ней преподавались два древних языка. В 1840 г. при гимназии был открыт "благородный" пансион.

Уездное училище располагалось в одном здании с гимназией и было трехклассным, один из классов был приготовительным. В 1809 г. в уездном училище обучалось 187 учеников, преподавало 3 учителя.

Развитие сети учебных заведений в 20-х гг. XIX в. было связано с деятельностью декабристов. Просвещение народа было одной из важнейших задач раннего этапа декабристского движения. Выступая против сословной системы образования, декабристы горячо пропагандировали систему взаимного обучения, созданную английскими учителями Ланкастером и Беллом.

По этой системе учитель обучал десять учеников, каждый из которых сразу же приступал к обучению еще десяти учеников, обучавших в свою очередь по десять новых учеников и т.д. Таким образом, в течение короткого времени простейшие навыки письма, чтения и счета могли получить значительные массы людей. Главным же было то, что ланкастерская система предполагала в первую очередь обучение детей и взрослых из неимущих слоев населения. Вот почему система взаимного обучения так привлекала декабристов.

В России ланкастерская система была первоначально поддержана царским правительством, которое понимало необходимость серьезных реформ в деле просвещения. В 1819 г. в Петербурге образовалось "Санкт-петербургское общество учреждения училищ по методе взаимного обучения", а в начале 1820 г. было открыто петербургское училище. Ланкастерская система широко распространилась по стране, во многих городах были созданы школы взаимного обучения. В Тульской губернии создание ланкастерских школ было связано с деятельностью С.Д. Нечаева, бывшего в 1817 - 1823 гг. директором тульских училищ.

Широкое распространение школ взаимного обучения вызвало некоторые опасения правительства. Официальная точка зрения была высказана в речи министра народного просвещения А.С. Шишкова 11 сентября 1824 г.: "...обучать грамоте весь народ или несоразмерное числу онаго количество людей принесло бы более вреда, нежели пользы". События 14 декабря 1825 г. резко изменили отношение начальства к народному просвещению. Восторжествовало мнение русских мракобесов, выраженное известными словами грибоедовской героини: И впрямь с ума сойдешь от этих, от одних От пансионов, школ, лицеев, как бишь их. Да от ланкарточных взаимных обучений.

В 1826 г. были закрыты почти все ланкастерские училища Тульской губернии и многие домашние школы. С.Д. Нечаев оказался под подозрением полиции.

Училищный устав 1823 г. должен был преобразовать учебно-воспитательный процесс в духе народности и православия.

Ведущую роль в этом было призвано играть духовенство. Однако важным было положение устава о создании приходских училищ "повсюду, где лишь представятся к тому средства", с целью распространения "первоначальных, более или менее всякому нужных сведений между людьми и самых нижних состояний". В Тульской губернии были открыты приходские училища Кашире (1829), Одоеве (1833), Веневе (1834), Епифани и Богородицке (1835); вторые приходские училища в Ефремове и Богородицке (1854); уездные училища Епифани (1835) и Богородицке (1836).

В 1838 г. вышло распоряжение учреждать приходские училища в казенных селениях для крестьян. Ведомством государственных имуществ в Тульской губернии с 1840 по 1860 годы было открыто 30 училищ. Во второй четверти XIX в. активно открывались частные школы для крестьян дворянством, духовенством и даже самим крестьянством. В городах также по частной инициативе представителей различных социальных слоев были устроены домашние школы и пансионы.

В 30-х гг. XIX в. свое основание получило женское образование в Тульской губернии.

В 1832 г. возникло женское училище в Одоеве, в 1839 г. в Туле существовал частный женский пансион, в 1841 г. было организовано Тульское женское училище. В 1835 г.

была предпринята попытка организовать женскую школу в Богородицке, но она просуществовала лишь два года, а постоянно начала действовать только в 1861 г. После правительственного распоряжения об учреждении женских училищ (1858) таковые были созданы и в других городах губернии: в Алексине (1858), Белеве, Новосиле и Черни (1859), Ефремове и второе Алексине (1860), Крапивне (1861).

Особенностью, проистекавшей из специфики социально экономического развития Тульской губернии, была высокая потребность в образовании специальном.

Оружейный завод был своеобразной школой, куда присылали учиться оружейному мастерству из других городов страны. Оружейники обучали детей на дому. В 1824 г. при оружейном заводе была основана ланкастерская школа. Инициатива создания специального учебного заведения принадлежала оружейникам.

Духовенство в России было тем социальным слоем, который в силу условий своей жизни был ближе всего к простому народу, особенно к крестьянству. Священники по своему положению обязаны были знать грамоту, должны были просвещать свою паству. На деле, правда, это не всегда было так. Известно, что среди духовенства многие не умели читать и писать, не знали катехизиса. Однако, по всей видимости, мнение о невежестве подавляющего большинства духовенства и неспособности его развивать народное образование неверное.

Так, в 1802 г. только в Туле и округе насчитывалось 69 "ученых", т.е. образованных, священнослужителей, вполне способных распространять хотя бы элементарную грамотность среди неимущих слоев городского населения. На духовенство возлагала свои надежды и та часть дворянства, которая понимала необходимость просвещения крестьян. Так, в период составления наказов "Комиссии об Уложении" крапивенское дворянство писало: "дьячкам и пономарям обучать крестьянских мужского пола детей от 7 лет грамоте и писать на содержании отцов их; отчего впредь уповательно подлый народ просвещенный разум иметь будет". Как было упомянуто выше, училищным уставом 1823 г. на духовенство возлагались обязанности распространять просвещение, учреждать народные учебные заведения. Именно поэтому деятельность духовенства в области народного образования в конце XVIII - первой половине XIX вв. выглядит весьма многоплановой и охватывает значительные слои населения.

В 1802 г. в Тулу из Коломны была переведена духовная семинария. У ее основания на новом месте стояли люди образованные и уважаемые в губернии: первый епископ Тульский и Белевский Мефодий (М.А. Смирнов), протоиереи В.М. Протопопов, И.С. Покровский, У.С. Ненарокомов. М.А. Смирнов был членом Российской Академии наук, принимал участие в составлении "Словаря Академии Российской". В.М. Протопопов был первым префектом семинарии, с 1802 г. вел "пиитический" класс, преподавал древнюю географию. Он был известным писателем своего времени, опубликовал много произведений, среди которых было несколько учебных пособий. В 1802 г. префектом семинарии был назначен протоиерей И.С. Покровский, "один из ученейших наставников ...и в то же время один из деятельнейших Тульских литераторов". Он занимал кафедру греческого и латинского языков, которые знал в совершенстве, преподавал философию и богословие. Его многотомные богословские сочинения не были напечатаны и уже к 1840 гг. погибли вместе с его богатой библиотекой. У.С. Ненарокомов, профессор богословия тульской семинарии, был, по отзыву современников, "таким трудолюбивым деятелем и вместе ученым педагогом, каких дай бог всегда видеть и в университетах", "известным латинистом оратором своего времени". Его сочинения также не были изданы.

Из Коломны в Тулу вместе с семинарией были переведены библиотека и физический кабинет. Семинарская библиотека момент перевода состояла из 2552 томов, причем богословская литература составляла всего около 30 %, почти столько же было книг исторической тематики (727 томов), большую долю составляли книги по словесности и языкознанию (466 томов) и по философии и естественным наукам (319 томов) остальные книги были по математике, юридическим и медицинским наукам, искусству и атласы. В последующие годы книжный фонд библиотеки увеличивался, в основном, за счет периодических изданий: библиотека выписывала "Санкт-петербургские Ведомости", "Московские Ведомости", "Вестник Европы", "Политический журнал", "Минерву", "Новый журнал Российской и Иностранной словесности", "Сионский Вестник".

Талантливые преподаватели, в большинстве своем питомцы Московской славяно-греко-латинской академии, любители и собиратели книг, и богатая библиотека, содержавшая лучшие произведения древних и современных авторов, способствовали высокому уровню образования, которое давалось воспитанникам тульской духов ной семинарии, людям, в основном, недворянского происхождения. Многие ученики семинарии стали впоследствии видны ми деятелями культуры. Тульскую семинарию закончили историк, археолог, этнограф И.П. Сахаров, известный в свое время поэт и переводчик Р.Т. Гонорский, один из первых профессоров Петербурского университета, переводчик, поэт Н.И. Бутырский, член Общества истории и древностей российских и Общества любителей российской словесности, автор ряда работ о тульском крае А. Г. Глаголев и др.

В 1815 г. для обучения детей священно служителей были основаны духовные уездные и приходские училища в Туле, Белеве, Епифани и Новосиле. Училища в Епифани и Новосиле также существовали ранее, с 1803 г., но в 1815 г. все три духовных училища были преобразованы и получили новые названия. Вскоре, однако, духовные училища из Епифани и Новосиля были переведены в Венев и Ефремов. В 1816 г. в от четах о духовных училищах по Тульской губернии упоминались лишь три училища: Георгиевское и Троицкое в Белеве и училище в Ефремове. Возможно, однако, что училища в Епифани и Новосиле существо вали еще некоторое время, так как новосильское училище упоминается вновь в документах 1840 и 1848 гг.

Важное место в приобщении народа к образованию занимали домашние школы духовенства. Так, в 1790 г. в Туле было 19 домашних школ у лиц духовного звания, где обучалось до 200 учеников из детей купцов, мещан и оружейников. Вероятно, в конце XVIII в. домашние школы священно служителей имелись и в других городах губернии, а также в деревнях. К сожалению, точные данные об этом отсутствуют. Есть сведения о деятельности духовенства Крапивне за 1782 г. За год до этого тульские власти предприняли попытку упорядочить образование детей солдат городских штатных воинских команд. По указу наместнического правления от 31 марта 1781 г. все солдатские дети, достигшие 6 лет, должны были быть определены в школы "для обучения наук". Специальные школы при этом не создавались. Вероятно, эта мера не дала никаких результатов, так как государственных школ в Тульской губернии в то время еще не существовало и не сохранилось никаких свидетельств о посылке солдатских детей в школы и училища в другие губернии. На указ наместнического правления поступил рапорт от крапивенского городничего Мясоедова, в котором говорилось, что "в городе Крапивне научных школ никаких не имеется, то за неимением оных отцы и матери тех своих детей желают обучать российской грамоте и писать и читать в Крапивне на своем коште (т. е. за свои деньги) у церковнослужителей и некоторые уже обучаются". По-видимому, так обстояло дело и в других городах губернии.

Особенно широко деятельность духовенства в области народного образования развернулась в сельской местности. По указу синода от 29 октября 1836 г. обучение "поселянских детей" возлагалось на духовенство, которое "сим средством и случаем должно воспользоваться для исполнения своей беспрекословной обязанности наставлять детей в вере и благочестии".

Дореволюционный исследователь А.Г. Дружинин указывал на 149 домашних школ, открытых духовенством за период с 1836 по 1860 годы в сельской местности, и утверждал, что это неполный перечень сельских школ духовенства Тульской губернии. Кроме того, духовенство преподавало почти повсеместно в школах, открытых помещиками или государством. Так, ответах на запросы епархиального историко-статистического комитета о числе грамотных во всех приходах Тульской губернии в 1858 г. в 130 случаях из 483 источником распространения грамотности названо духовенство.

Техническое училище (The technical school) Городские сословия тоже не оставались в стороне от дела развития народного образования. Устойчивое существование домашних школ в городах губернии, вопреки правительственным запретам и ограничительных мерам, свидетельствовало о возраставших культурных запросах купечества и мещанства. Однако эти запросы еще не были столь велики, чтобы возбуждать активную деятельность этих социальных слоев по организации учебных заведений и их участие в процессе преподавания.

Можно говорить лишь об отдельных случаях проявления инициатив подобного рода.

В 1786 г. тульский мещанин Роман Яковлевич Кондрашов, "имея усердие и благо творение" в развитии народного образования, просил назначить его на должность вольного губернского аукциониста с тем, чтобы он половину получаемого дохода отдавал в пользу главного народного училища.

В 1803 г. в Одоеве было открыто уездное училище. Инициатива его создания принадлежала "одоевским гражданам", собравшим необходимую сумму денег с тем, что бы в верхнем этаже его размещалось училище". В училище обучались 26 учеников.

В 1826 г. в Туле было 7 школ, устроенных мещанами. В Богородицке в 1838 - 1839 гг.

обучением грамоте занимались мещанка Кулижина, мать квартального надзирателя Карасева, повивальная бабка Семенова и мещанка Савина, у которых учились 23 человека. В с. Богородицком, рядом с г. Богородицком, в 1838 г. домашнее училище существовало у мещанина Степана Алексеева.

К середине XIX в. деятельность городских сословий развивается заметнее. Многие купцы и мещане нанимают для своих детей домашних учителей. Например, с 1848 г. в приходе с. Куркино Ефремовского уезда купцы и крестьяне нанимали учителей из мещан и священников, которые обучали до 150 мальчиков чтению, письму, счету и закону божьему. В с. Иван Озеро Веневского уезда, по свидетельству Дружинина, некоторые из купцов и мещан около 1858 г. нанимали домашних учителей из исключенных семинаристов, обучавших каждый до 10 учеников обоего пола.

Исследователь грамотности в Тульской губернии В. Золотов в начале 60-х гг. XIX в. указывал на участие в распространении грамотности среди крестьянства солдат, которых тоже можно причислить к городским сословиям. Солдаты, размещаемые на зимние квартиры по селам и деревням, иногда устраивали у себя домашние школы, причем, по мнению В. Золотова, у солдат охотнее учились, нежели в некоторых помещичьих школах.

Купечество Тульской губернии сыграло важную роль в развитии женского образования. На необходимость введения в России учебных заведений для женщин и их значение для культуры страны указывал Екатерине II еще Дидро в 70-х гг. XVIII в.

Однако правительственное распоряжение по этому поводу последовало лишь в 1858 г. До этого момента возникновение училищ специально для девочек или прием девочек в уже существовавшие учебные заведения происходили исключительно благодаря частной инициативе.

В 1832 г. в Одоеве было положено начало первому в губернии женскому училищу.

Его организовал учитель одоевского уездного училища, студент Московского университета Федор Пономаревский. Стабильное положение училище приобрело лишь в 1857 г. благодаря денежным пожертвованиям местного купца Толстикова, изъявившего желание стать блюстителем училища с взносом 100 руб. в год.

Женское училище в Туле было учреждено в 1841 г. почетным гражданином Тулы Абрамом Маликовым. В 1845 г. еще один тульский почетный гражданин Александр Маликов стал блюстителем училища, наняв на свои средства дом для него, жертвуя ежегодно 300 руб. серебром и снабжая училище всем необходимым. В 1850 г. училище обучались 32 девочки.

Оружейники в Туле составляли особое сословие и жили несколько иначе, чем другие жители городов губернии. Сложное оружейное производство требовало не только высокого технического мастерства, но и вполне определенного образовательного уровня оружейников. Значительную прослойку в их среде составляли специалисты, техническая интеллигенция. Они вносили весомый вклад в развитие производства, науки и, следовательно, культуры.

В положении о Тульском оружейном за воде 1782 г. указывалось "При Тульском оружейном заводе учреждается школа для учения детей оружейничьих". Однако в то время школа эта устроена не была, а обучение наукам и мастерству производилось оружейниками в своих домах или непосредственно на заводе. Домашние школы оружейников существовали и в XIX в. В 1826 г. в Туле было три таких школы.

В 1784 г. тульский генерал губернатор рекомендовал наместническому правлению переписать всех детей оружейников от 7 до 11 лет для обучения во вновь учрежденной народной школе, где их надлежало учить не только чтению и письму, "но особенности геометрии и рисованию, яко особенно нужным до оружейного дела предметам". В 1800 г. в главном народном училище обучалось 128 учеников, из которых 78 были разночинцами (сюда же, видимо, относились и дети оружейников).

Учреждение в 1820 г. в Туле школы взаимного обучения вызвало поддержку оружейников. Придавая большое значение обучению детей, оружейный цеховой раз ряд постановил: "Подкрепить заведение при здешней гимназии центральной школы по ланкастерской методе взаимного обучения выдачею единовременного из общественных сумм 500 рублей".

17 июля 1824 г. по инициативе оружейников при Тульском оружейном заводе была открыта своя ланкастерская школа. В ней состояло 300 учеников. Оружейное общество постановило принимать в школу главным образом детей бедных оружейников с 10 летнего возраста для обучения их чтению, письму, арифметике и закону божьему, по окончании курса учения производить экзамен и набирать новых учеников на место выбывших. Оружейное общество брало на себя все расходы по содержанию школы, обеспечению учебниками всех учеников, а также одеждой и обувью самых бедных. Учителем в школе был заводской священник Петр Глаголев, а его помощником - отставной солдат Парфен Краснов. Надзор за учебным процессом и поведением учеников и даже учителей был возложен на заводского полицмейстера, он обязан был ежемесячно доносить командиру завода об успехах учеников и прилежании учителей. Школа носила ярко выраженный специальный характер и удовлетворяла нужды завода в квалифицированных рабочих. Но это обеспечило и жизненность школы: после закрытия ряда школ взаимного обучения в 1826 г. ланкастерская школа при заводе не только не перестала существовать, но "успехи детей приводили всех посетителей в удивление", "занятия в школе... происходили по взаимной ланкастерской методе и доказали ее превосходство".

В 1849 г. в заводской школе обучалось 274 ученика, она продолжала оставаться ланкастерской, в 1861 г. в ней обучалось 447 учеников. Эта школа, таким образом, была главным источником распространения грамотности среди жителей Тулы, при чем источником постоянным и охватывавшим большую массу людей.

В начале 50-х гг. XIX в. до 70 человек, пре имущественно оружейников, посещало лекции по технической химии при тульской гимназии, приспособленные к фабричному производству. Оружейники посещали также учрежденную в 1860 г. воскресную школу, цель которой провозглашалась "в распространении образования между теми, которые по самому своему положению не имеют ни времени, ни средств для образования, в особенности для лиц, занятых в ремесленных и фабричных заведения", т.е. прежде всего для ремесленников и рабочих, в том числе и оружейников.

Чрезвычайный интерес представляют любые сведения об инициативе в области просвещения со стороны крестьянства.

Постепенное вовлечение крепостной деревни в товарно-денежный оборот обусловливало рост потребности в образовании среди крестьян. Однако училищным уставом 1828 г. было запрещено принимать детей крепостных крестьян в гимназию, ибо таким образом они "приучаются к роду жизни, к образу мысли и понятиям, не соответствующим их состоянию". Факты осознанного стремления крестьян к образованию наблюдались прежде всего в государственных селениях.

В 1816 г. была предпринята первая попытка организации училища самими крестьянами в деревне Фальдиной. На это имелись средства - билеты сохранной казны на сумму 300 руб. и 21 руб., причем последняя сумма была пожертвована крестьянами этой деревни. В архивном деле, где со держатся сведения об этом училище, указание на деревню идет под рубрикой "по Дедилову", но речь, по-видимому, идет о деревне Фалдино Тульского уезда, единственной с таким названием в списке населенных пунктов 1859 г. и относившейся к числу казенных. Сведений о существовании училища в этой деревне на год издания списка не имеется.

Крупное пожертвование - 500 руб. - сделали в том же 1816 г. крестьяне казенного села Дедилово Богородицкого уезда, вероятно, на заведение училища, так как деньги числились по ведомству тульских училищ.

Было ли организовано это училище тогда же, неизвестно, но в 1859 г. оно существовало.

В 1820 г. по инициативе крестьян была создана школа в государственной деревне Красный Осетрик. Правда, эта деревня была основана за год до этого бывшими мещанами г. Богородицка, пожелавшими стать государственными крестьянами. Переселенцы занимались не только земледелием, но и торговлей, ремеслами, поэтому грамотность им была более необходима их повседневной жизни, чем крестьянам,

занимавшимся только земледелием. Некоторые жители деревни были уже грамотны, среди них был крестьянин Гайдуков, к которому крестьяне обратились с просьбой "взять их детей в книжное учение". Так была образована школа, в которой в первый год обучалось читать и писать около 15 человек. Обучение продолжалось 4 - 5 лет и стоило за весь курс по 4 руб. с каждого ученика. В дальнейшем учителем стал один из учеников школы, крестьянин Зинякин, у него уже обучалось до 30 учеников. Школа эта, несколько видоизменяясь, существовала до конца XIX в. Интересно, что в этой деревне в 30-х гг. XIX в. было создано еще две школы для крестьян.

Грамотные крестьяне к середине XIX в. все чаще стали заниматься обучением своих односельчан. А.Г. Дружинин указывал на 28 домашних школ крестьян в 50-х гг. XIX в. в семи уездах Тульской губернии.

Кроме того, в 39 деревнях обучением крестьян занимались дворовые люди помещиков, по своему социальному положению также относившиеся к крестьянству. Все это позволяет опровергнуть представление о поголовной безграмотности крестьян. Сюда же надо добавить и училища для крестьян, устроенные государством и помещиками. Неудовлетворительный уровень преподавания в государственных школах для крестьян, "показной" характер инспектирования и отчетности об их деятельности со стороны властей тормозили развитие народного образования. С другой стороны, появление школ у крестьян по их собственной инициативе обеспечивало не только жизненность таких школ, но подчас и лучшие результаты.

Итак, сведения о первом учебном заведении относятся к 1690 г., а в последней чет верти XVIII в. на территории губернии уже существовало несколько государственных учебных заведений, домашних школ и частных пансионов. Создание государственных учебных заведений открывало принципиальные возможности получения образования людьми недворянского происхождения. Однако их возникновение, что само по себе было чрезвычайно важно и положительно, сыграло и некоторую отрицательную роль в развитии и народного образования: запрещение частного предпринимательства в этой области, особенно школ духовенства, которые играли определенную социальную роль, лишило многих возможности получить даже элементарное образование. Тем не менее, частные школы продолжали существовать и способствовали появлению грамотных и образованных людей, среди которых было немало выходцев из низших слоев общества.

Известны 5 дворянских и 25 недворянских учебных заведений в губернии в конце XVIII в., в которых обучалось около 60 дворян и 400 недворян. Не надо забывать, что многие отпрыски дворянских фамилий получили "нетульское" образование.

Можно предположить, что в Тульской губернии к 1800 г. соотношение образованных дворян и недворян было таким же, как и в целом по России, т.е. примерно 1:3. Конечно, уровень образованности был раз личным, в большинстве случаев представители податных сословий умели лишь читать и писать, и это совсем не касалось крепостного крестьянства, но тем не менее, это был прогресс по сравнению с семидесятыми годами XVIII в., когда образование было уделом практически одного дворянства.

Еще ярче прогресс в области народного образования проявился в первой половине XIX в. Развитая сеть государственных учебных заведений, сложившаяся в губернии за полвека, не только охватила различные категории населения, включая женщин, но и придала процессу образования стабильный характер. При этом огромную роль в развитии государственных учебных заведений сыграла местная интеллигенция, прогрессивно настроенные люди, та кие как А.Т. Болотов, Ф.Г. Покровский, С.Д. Нечаев, В.А. Бобринский и др. Именно благодаря их деятельности в Тульской губернии получила распространение ланкастерская система обучения, возникли училища для крестьян, ремесленников, оружейников, достигли должного уровня гимназия и другие государственный учебные заведения. Развитие частной инициативы дворянства, духовенства и разночинцев позволило получить образование или обучиться элементарной грамоте большому количеству учеников из разных сословий домашних школах, пансионах и сельских училищах.

К 1861 г. Тульской губернии насчитывалось около 70 государственных учебных заведений, в которых обучалось более 5850 учеников обоего пола. Количество домашних школ и пансионов, значительно превосходившее количество государственных учебных заведений, не поддается точному подсчету. Следует отметить, что просвещении непривилегированных слоев населения, особенно крестьянства, частные школы и училища играли гораздо большую роль, чем государственные учебные заведения, несмотря на иногда низкий уровень преподавания. По подсчетам Дружинина, государственные учебные заведения названы источником получения грамотности сельским населением в 8 из 12 уездов Тульской губернии всего лишь в 57 случаях, тогда как частные школы и училища различных типов, дворянские и разночинские, - в 426 случаях. К концу 50-х гг. XIX в. примерно два процента сельского населения (включая крепостных крестьян) губернии были грамотны. Среди городского населения количество грамотных составляло более 20 %, т. е. умел читать и писать каждый пятый горожанин. А это сов сем не мало для середины прошлого века! Наши расчеты показывают, что к концу 50-х гг. XIX в. соотношение грамотных дворян и недворян стало 1:5, причем если 1800 г. лишь около 11 % взрослого дворянского населения было грамотно, то в конце 50-х гг. грамотны были почти все взрослые дворяне. Тем не менее, соотношение грамотных дворян и недворян за полвека изменилось в пользу последних, что свидетельствует о значительном прогрессе в деле образования простого народа. Разумеется, эти данные не опровергают мнение о неудовлетворительном положении дел области образования накануне земских реформ 60-х гг. XIX в. Нельзя согласиться с точкой зрения, выраженной в официальных отчетах, где идеализировалось положение дел в Тульской губернии. Однако на лицо несомненный прогресс, причем следует подчеркнуть решающую роль в этом частной инициативы, просветительской деятельности лучших представителей местного общества.

 
< Пред.   След. >

Вы можете поддержать наш проект, перечислив всего 50 руб. Спасибо!

Другие обзоры

Калуга и область
посетителей: 4021774

Разработка: Компания "Сенатор" (Тула) © 2002 - 2014