ИСТОРИЯ
Тульская засечная черта

Рукописная карта Засечной черты 1706 г. с указанием городов Тульской черты Сама идея сооружения протяженной линии укреплений, куда наряду с крепостями городов входили бы земляные валы, водные преграды, лесные завалы, известна с древнейших времен. («Змиевы валы» на южной границе, засеки в Псковской земле, упоминаемые летописью под 1137 – 1139 гг.). Однако ни в домонгольский период, ни в эпоху феодальной раздробленности отдельные укрепления не объединялись (и не могли объединяться) в цельную систему, управляемую, поддерживаемую и контролируемую из единого центра. Это стало возможным только во второй половине XVI в. в связи с успехами объединительной политики московской великокняжеской власти. Именно тогда из отдельных укреплений и засек, расположенных за Окой с юга и представлявших как бы передовой рубеж обороны по сравнению с городами «берега», была образована Тульская засечная черта; с середины XVI в. начинаются работы по созданию новых засек, появляются специальные общегосударственные сборы «на засечное дело», складывается административный аппарат по централизованному управлению засечной чертой, мыслящейся уже как единый оборонительный комплекс.

Сведений о виде и характере укреплений самой черты на первом этапе ее существования (с середины XVI в по 1638 г.) почти не сохранилось. Известно, что в состав черты входили как естественные препятствия – реки, болота, озера, овраги, так и соединяющие их искусственные – засеки, рвы, валы, надолбы, частоколы, остроги; на дне речных бродов вбивали острые колья, в воде затапливали «плавные бревна с гвоздьем дубовым частым». Собственно засекой называлась полоса леса шириной 20-30 саженей, где деревья были подрублены на высоте человеческого роста и повалены вершинами в сторону неприятеля, образуя непроходимые завалы. В особо опасных местах линия засеки удваивалась и даже утраивалась. Для проезда в черте устраивали ворота, при которых находилась стража; укрепления ворот были обращены как к «полю», так и на московскую сторону, чтобы иметь возможность отразить татар, возвращающихся после набега.

Засечная черта находилась южнее Козельска, затем поднималась к Перемышлю, проходила близ Белева, Одоева, Лихвина, Крапивны, прикрывала Тулу, оставляя «в поле» Дедилов, а потом мимо Венева уходила к северу, упираясь в Оку выше Переяславля Рязанского. Отдельно располагались Шацкая и Ряжская засеки, от Шацка идущие на север к Оке, а оттуда опять на юг к Сапожку, Ряжску и снова к северу до Скопина. Крепости всех городов, расположенных у черты, считались неотъемлемой частью ее укреплений. Таким образом, берега Оки с расположенными на них городами оказались прикрыты надежной передовой линией обороны.

Правительство следило за состоянием укреплений черты, запрещало прокладывать через черту перелазы и рубить лес в прилегающей зоне, но в первой четверти XVII в. в связи со сложной обстановкой внутри страны правительственный контроль ослаб. В результате к 30-м годам XVII в. старые укрепления обветшали и разрушились, поваленные деревья на засеках сгнили, а во многих местах появились новые дороги через засеки, которые могли быть использованы татарами. Татарские набеги через засечную черту во время Смоленской войны 1632 – 1634 гг. были немаловажной причиной, способствовавшей неуспеху русских военных действий на западной границе. Поэтому в 1635 г. правительство начинает подготовку к реконструкции черты: на засеки посылают воевод с инженерами (иностранными специалистами – фортификаторами), с чертежниками и подъячими; они должны были описать и измерить существующие укрепления. В 1638 г. был проведен опрос жителей городов и селений, расположенных близ черты, о наличии лесов, бродов и рельефе местности. Вскоре после этого началась реконструкция Тульской оборонительной линии, направляемая и финансируемая правительством.

В ходе реконструкции Засечная черта претерпела некоторые изменения: там, где на месте старых засек вырос молодняк, негодный для создания завалов, насыпались земляные валы, некоторые старые ворота были завалены, а новые возведены в более удобных для обороны местах. Старые укрепления повсеместно перестраивались, причем их обороноспособность значительно повышалась: так, простые опускные или створчатые ворота без башен заменялись башнями с обламами (боевыми навесами), обнесенными острогом. Таким образом, деревянные укрепления Тульской черты заменялись деревоземляными, более прогрессивными для того времени и лучше приспособленными для ведения артиллерийского огня.

В целом укрепления засечной черты после ее реконструкции были трех типов. К первому он относил крепости, построенные еще в XVI в. с максимальным использованием естественных условий: на возвышенностях, при слиянии рек, на обрывистых плато среди оврагов; иногда для строительства новых укреплений использовались старые городища.

Вторым типом укреплений черты были вышеописанные сооружения у многочисленных ворот через засеки.

Третий тип укреплений представлен всего двумя примерами: это Грабороновы ворота и Завитай близ Тулы. Они были выстроены при участии голландского инженера Краферта в виде характерных для европейской фортификации того времени земляных валов с редутами и раскатами. Необходимость возведения рубежа именно такого типа вызывалась отсутствием лесов в непосредственной близости от Тулы. В результате Тула была прикрыта мощным валом трапециевидного сечения, протянувшимся на 5000 саженей и включавшим в себя 16 меньших и 6 больших земляных башен. Меньшими башнями назывались, вероятно, треугольные в плане выступы – капониры со стороной 33-35 м, большими – бастионы. Поверх вала были установлены туры – набитый землей плетень, прикрывавший защитников укрепления.

В состав Тульской засечной черты входили многие заокские города с их укреплениями. Нередко это были старые города, возникшие задолго до создания Тульской оборонительной линии; некоторые из них (Пронск, Одоев, Белев) служили столицами удельных княжеств, сохранивших относительную самостоятельность и после официального вхождения их в состав Московского государства. Возможно, жестокая расправа Ивана Грозного с родами князей Одоевских, Воротынских и белевских князей объяснялась его желанием надежнее укрепить свою власть на столь важных для Москвы в стратегическом отношении тульских землях.

Особое внимание Московского правительства к тульским и рязанским «украинным» городам проявлялось не только в стремлении закрепить за собой существующие населенные пункты. На протяжении XVI – первой трети XVII в. в этих районах строятся новые города (Сапожок, Епифань, Скопин) и возобновляются запустевшие старые (Михайлов); иногда старые поселения переносятся на новые места, более выгодные стратегически (Венев, Крапивна). Интересно, что некоторые города, возникшие, несомненно, в связи с внешнеполитическими планами Ивана Грозного, строились на средства крупных бояр и формально считались частновладельческими: так, новый город Городенск (с 1572 г. называется Веневом) был поставлен в середине XVI в. на новом месте взамен разрушенного Венева на средства боярина И.В. Шереметева. После опалы Шереметева он был пожалован князю И.Ф. Мстиславскому, а в 1572 г отошел в казну. В те же годы князем И.Ф. Мстиславским была отстроена Епифань; гарнизон епифанской крепости получал жалованье от владельца города.

Источник: «Градостроительство Московского государства XVI - XVII веков». М. 1994. под общей редакцией Н.Ф. Гуляницкого
иллюстрации: http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/

 
< Пред.   След. >

Вы можете поддержать наш проект, перечислив всего 50 руб. Спасибо!

Другие обзоры

Калуга и область
посетителей: 3905284

Разработка: Компания "Сенатор" (Тула) © 2002 - 2014