СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
Тульские крестьяне – «миллионщики»!

В третьем тысячелетии лучшим годом по сбору зерна для наших земледельцев был 2009-й – почти полтора миллиона тонн. Худшим – знойный 2010-й: 830 тысяч тонн. В прошлом, 2012-м, мы собрали около 1,15 млн. тонн. В нынешнем, судя по предварительным данным, перешагнем этот рубеж, выйдя на показатель 1,2 или даже 1,3 млн. тонн. С учетом сложных погодных условий – отличный результат!

Из истории вопроса

Хлебная проблема мучила нашу губернию почти сто лет. Выйдя в 1913 году на приличный по тем временам показатель урожайности в 14 центнеров с гектара, и собрав 870 тысяч тонн зерна (тогда его основу составляли рожь и овес, сейчас – пшеница и ячмень), мы ухнули в долгие десятилетия стабильных неурожаев. Коллективизация дала жуткие итоги.

Предвоенный 1940-й считался удачным: 625 тысяч тонн, 6,5 ц/га. Причем, площади посевов под зерновыми культурами тогда составляли 975 тысяч гектаров. Рекорд, который мы так никогда и не повторили. А потом была война и голодовка в победном 1945-м: 320 тысяч тонн, 3,5 ц/га. Сколько бросили весной в землю семян, столько осенью и собрали. Самый страшный «зерновой год» за последние полтора века!

Все остальное время при социализме посевные площади под «хлебом» колебались в Тульской области в пределах от 806 до 940 тысяч гектаров. Вплоть до конца 60-х годов прошлого века урожайность была 6-12 центнеров с гектара, то есть – хуже, чем при царизме, когда пахали на лошадях и никаких удобрений (кроме навоза) не было. И втрое хуже показателей даже в северной Европе. Валовой сбор, как правило, не превышал 550-650 тысяч тонн. В те времена тульский хлеб наполовину состоял из привозного зерна и муки. Нам их гнали из Краснодара, Ставрополья, Воронежа, Оренбурга, Украины.

Относительно переломным оказался 1970-й год. Сказалось тотальное применение на колхозно-совхозных полях минеральных удобрений и средств защиты от болезней растений. «Малая авиация», непрерывно поливавшая и посыпавшая поля всякой дрянью, после которой окрестные леса стояли годами «лысыми», свое дело сделала. Туляки впервые в современной истории собрали 1,24 млн. тонн зерна при средней урожайности в 15,5 ц/га. Потом мы, правда, снова упали, но уже не катастрофично: по 750-900 тысяч тонн ежегодно при урожайности 13-14 центнеров с гектара. Впрочем, в каждом районе имелось по два-три хозяйства, где эти показатели были значительно выше. Самые известные из них - два колхоза-племзавода: имени Ленина в Новомосковском и «Новая жизнь» в Щекинском районах. Здесь урожайность была около 50, а на опытных делянках – доходила до 70 ц/га.

По иронии судьбы, лучшие «хлебные» рекорды область показала в 1990-м году, который для социализма оказался предпоследним. 1,615 млн. тонн «валовки» и 20 ц/га по урожайности. Потом – в связи с начавшимся процессом развала колхозно-совхозной системы - были все усиливающиеся колебания, вплоть до приличных 1,35 млн. тонн в 1996-м (18,5 ц/га) и оглушающем провале в 1999-м – 585 тысяч тонн и 10,5 ц/га. Тогда - впервые за последние 15 лет - в Тульскую область снова потянулись железнодорожные составы с краснодарским зерном, и наша казна опустела.

Все это время в сельском хозяйстве было занято 110-130 тысяч человек, а «техническое вооружение» отрасли состояло из 19 тысяч тракторов, 14 тысяч грузовиков и 6 тысяч зерноуборочных комбайнов. Естественно, все это было исключительно отечественного производства…

День сегодняшний

Людей на полях и фермах осталось менее 20 тысяч. И - никаких «шефов» с предприятий или из вузов общем числом чуть ли не в 100 тысяч человек ежегодно. Сейчас на селе трудится в 6 раз меньше людей, чем 30 лет назад. Зерноуборочных комбайнов – менее 600, причем, более половины из них – «иностранцы», каждый из которых заменяет по 3-5 российских аналогов. Тракторов и грузовиков – примерно по 3-4 тысяч единиц каждого вида техники. Здесь пока преобладают отечественные экземпляры, но по тракторам соотношение вот-вот изменится в пользу импортной техники. Вместо полутысячи колхозов и совхозов – около четырех сотен хозяйств и полторы сотни работающих фермеров. У многих в последнее время появились элеваторы и склады для хранения зерна, так что они его могут «придержать» на несколько месяцев, чтобы продать по наиболее выгодной цене. Правда, в качестве клиентов выступают все те же перекупщики, но появилось и немало прямых связей с мелькомбинатами, хлебными и животноводческими фирмами. Понемногу цивилизуемся.

Общие площади под зерновыми культурами снизились с 840 тысяч га в конце 80-х годов до 420 тысяч – в 2007-м. За последние три года этот показатель несколько вырос, и сейчас составляет 480 тысяч гектаров. Как правило, около 60% этих площадей приходятся на озимые культуры (высевают под снег, осенью), остальное – яровой клин. Не все зерно идет на хлеб: четвертая часть остается на семена и в качестве страхового запаса, примерно столько же – на производство фуражных кормов, плюс – ячмень для производства пивного солода.

Минимальная потребность непосредственно Тульской области в зерне – 750 тысяч тонн. К чему может привести неурожай, мы помним по 2010 году. Крупы тогда подорожали втрое, хлеб – на четверть, масло – в полтора раза. Все, что выше 900 тысяч – очень хороший урожай. Если больше 1,2 млн. тонн – наши земледельцы – молодцы.

На момент написания этого материала в регионе было убрано 400 тысяч га, почти 85% посевов. Средняя урожайность - 30 ц/га. Это – лучше прошлогоднего уровня. И выводит нас на общий урождай зерна в 1,2 или даже 1,3 млн. тонн. Правда, здесь нужно учитывать несколько «понижающих» факторов.

Так, пока все весовые данные приводятся по бункерному учету (вес каждого полного бункера комбайна), который может чуть выше реального показателя. Еще одна важная подробность – влажность зерна. В настоящее время она относительно высокая, и после стадии просушки, общий вес снизится. Наконец, оставшиеся 15% полей – это, чаще всего, самые плохие участки, где урожайность будет ниже средней. Однако, даже с такой корректировкой, область уже перешагнула миллионный рубеж. И это – несмотря на очень специфические погодные условия.

Прошлая зима оказалась относительно неплоха. Да, были сильные морозы, но и снега выпало много. В результате озимые посевы зерновых практически не пострадали. Но тут грянула весна. Она задержалась на целых три недели. И не просто «опоздала», а отстала катастрофически - в то время, когда зерновым наступила пора всходить, на земле лежали сугробы, и была стойкая минусовая температура. Потом - холодные дожди. Правда, вскоре они кончились, стало тепло, посевы «пошли» в рост.

Начало лета радовало – стало сухо и жарко. Увы, этот период оказался тоже излишним. Селяне стали ждать дождей и – дождались. Три недели шли ливни, поля замокли, посевы во многих местах полегли, зерно грозило вот-вот начать прорастать в колосе. Еще чуть-чуть – и наступит катастрофа.

Но природа сжалилась. Дожди совсем не перестали, но между ними появились «окна» в 3-6 дней, когда земледельцы успевали убирать созревшие участки. Эта была самая настоящая «битва за урожай», которую 90% туляков не заметили, а наши крестьяне – выиграли. Обидно: про земледельцев вспоминают лишь тогда, когда случаются неурожаи и удорожание хлеба. А сейчас, когда они совершили почти невозможное – легкое пожатие плечами, мол, так и должно быть…

Денежные ожидания

Увы, специфика нынешней российской экономики такова, что хороший урожай может не обогатить, а – разорить крестьян. Это если в целом по стране соберут много зерна, и оно станет очень дешевым. Такое несколько раз было, и только в 2011-м государство впервые удачно провело компанию по скупке излишков зерна в государственный резервный фонд, в результате чего цены на зерно не обрушились. А перед этим, в жарком 2010-м, была первая удачная попытка «зерновой интервенции». Это когда урожай был плохой, и государство оперативно распродало часть упомянутого запаса, удержав цены от «взлета». И даже отдав земледельцам часть компенсации за потери от жары.

Сейчас за тонну зерна третьего класса – а оно составляет большинство от общей массы – дают по 6,0-6,5 тысяч рублей. За фуражное (на корм) – на 1,0 тысячу рублей меньше. В принципе, можно получать прибыль, если бы осталась прежняя система государственной поддержки. Это когда давали льготные банковские кредиты, дешевое дизтопливо, выделяли деньги на удобрения, средства защиты. Но Россия год назад вступила в ВТО, и почти все льготы стали выдавать наличностью. Только если в Швеции, Финляндии и Норвегии тамошние крестьяне получают – в пересчете на наши деньги – по 12-14 тысяч рублей за каждый гектар посевов зерна, то у нас – сначала 200, потом – еще 110 рублей. Не густо.

Хотя, казалось бы, и у нас суммы - немалые. Но если это пересчитать по всем параметрам, то получается, что уровень финансовой поддержки земледельцев со стороны государства снизился в полтора-два раза. Простой пример: год назад, когда дизтопливо в свободной продаже стоило 27 рублей за литр, наши крестьяне его приобретали по 20 рублей. Сегодня оно им обходится, как и всем, по 32 рубля. Так что почти все полученные весной деньги ушли именно туда.

Впрочем, грешно винить областные власти в непонимании проблемы. Дают все, что могут. А потому и льготные банковские кредиты остались, и с удобрениями вопрос решается, и через региональный зерновой фонд можно получить финансовую поддержку. А потому пока выращивание зерна остается, чуть ли не единственным видом сельскохозяйственного производства, приносящего хорошую прибыль.

Как сложится финансовая сторона вопроса в нынешнем году – пока сказать сложно. Тут мы зависим от общероссийской ситуации. Судя по всему, рекорда не будет, соберем средне-хорошие 75-80 млн. тонн. Учитывая, что примерно четвертую часть от этих объемов наши производители продадут за границу (нечего кушать народу в Египте, Ливии, Эфиопии, возьмут и в Европе, где зерно используют, как источник для биотоплива), цены падать не должны. Правда, и сильно расти – тоже.

Капля дегтя в бочку меда

А хлеб? Скорее всего, чуть подорожает. Его производители и продавцы не слишком смотрят на ситуацию с зерном и всегда стараются понемногу задирать цены. Простые туляки в ответ снижают потребление (причем, примерно в тех же пропорциях). За 25 лет производство хлебобулочных изделий в нашей области упало вдвое…

О лидерах. Они прежние: крестьяне Ефремовского, Щекинского, Новомосковского, Каменского и Тепло-Огаревского районов. Центр и юг региона, почва - краснозем и чернозем. Отстают – север: Дубна, Ленинский, Венев. Суглинки.

О проблемах – совсем коротко. Кадры. Даже на очень неплохо оплачиваемые должности механизаторов трудно найти хороших молодых людей. Систему ПТУ развалили, юный народ всему учится сам, а его воспитали так, что даже комфортная кабина импортного комбайна считается не престижной. Пока спасают мужики в возрасте «слегка за 45». Если вопрос не решится – придется завозить жгучих парней из Турции. Там комбайнеров и трактористов – избыток.

Если честно - не хотелось бы…

Источник: портал «Бизнес71».

 
< Пред.   След. >

Вы можете поддержать наш проект, перечислив всего 50 руб. Спасибо!

Другие обзоры

Калуга и область
посетителей: 4120196

Разработка: Компания "Сенатор" (Тула) © 2002 - 2014