ГЕОГРАФИЯ



Гидронимия города Тулы и ее отражение в городских названиях
Татьяна МАЙОРОВА

Гидронимия города Тулы Названия водных потоков и других водных объектов (озёр, прудов, морей, заливов, водопадов и пр.) относятся к гидронимам, а отрасль языкознания, изучающая гидронимы, называется гидронимикой.

Понятно, что гидронимы не возникли сами по себе. Как и любое слово, они создавались людьми, но не по мановению волшебной палочки или чьему-либо указанию (за редким исключением), а, как говорится, сами по себе, по словам В.И. Даля, «в порядке речи». Люди всегда поселялись у воды, а если по каким-либо причинам естественный водоём оказывался не близко от жилья, то рыли колодцы или пруды, которые относятся к искусственным водоёмам, так же, как и возникшие относительно недавно водохранилища. И пруды, и водохранилища были не только источниками воды для нужд населения. Их вода приводила в действие машины и механизмы первых мануфактур, которые называли «вододействующими».

Большие реки, на берегах которых оседали древние дославянские и славянские племена, уже обладали названием, которое племена-завоеватели приспосабливали к своему языку или просто оставляли в том звучании, в каком гидроним был воспринят. При этом его семантика утрачивалась.

На территории Тульской области известны дорусские названия рек Ока, Упа. Осётр, Вашана, Маловель и многие другие.

На территории Тульской области, население которой, как признают историки, составлялось на протяжении многих сотен лет из десятков племён и народностей, сложилась своеобразная гидронимическая система. В северо-западной части (Алексинский, Белёвский, Одоевский, Суворовский, Ясногорский, Заокский районы) преобладают названия рек, в корнях которых прослеживается влияние финно-угорских языков (Мордвес, Вашана, Скнига. Маловель и др., а также главная река области – Ока). В юго-восточной части, главной рекой которой является Дон (его верховье), можно обнаружить следы скифо-сарматских (осетинского, в частности) языков (само название Дон относится к этой группе древних языков, в которых корень Дн- обозначает «вода»), а позднее – и тюркских языков как наследие татаро-монгольских завоевателей (Шиворонь, Олень, Турдей). Балтийские племена тоже оставили свой след в гидронимии Тульской области (Упа, Березинка, Дубна и др.).

Многие гидронимы были утрачены. Одни забылись, вышли из употребления, потому что обжитое место не раз покидалось людьми; другие исчезли по объективным причинам: речки, особенно малые, пересыхают или заболачиваются, а то и искусственным путём помещаются в подземную трубу, чтобы осушить заболоченную местность и приготовить её для возведения зданий.

Так произошло в конце XVIII в. с речкой Ржавкой, вытекавшей из болота у Абрамова пролаза (так называли проход через городской вал, на месте которого сейчас улица Советская, бывшая Посольская). В 1770 г. (П.И. Малицкий) на осушенной территории возвели каменное здание церкви, которую освятили в честь Рождества Богородицы. В официальных документах она стала именоваться Богородицерождественская, что на Ржавце. Таким образом, название речки (в просторечии Ржавка) вошло в адрес храма. Как пишет П.И. Малицкий, «приход занимал низменную часть города Тулы, бывшую, по рассказам старожилов, некогда сплошным болотом» [1, с. 11], из которого и вытекала речка Ржавка, названная так по цвету и запаху воды. В Тульском крае речки с подобными названиями несли, кроме частиц глины и песка, частички железной руды, что и придавало воде особый, иногда красно-бурый оттенок. По иконе св. Николая (Николы) церковь стали именовать как церковь Николы-на-Ржавце, или, как подметил тот же П.И. Малицкий, «под именем Николоржавской» – так упростили название туляки. До 1924 г. существовал Николоржавский переулок (по церкви), переименованный в Студенческий, поглощённый впоследствии строительством Красноармейских микрорайонов.

Не раз говорилось о том, что и название нашего губернского центра – Тула – тоже перешло из гидронима Тула, который в этой форме упоминается в Писцовых книгах XVI века. Там же есть и ещё один вариант – Тулка, с уменьшительным суффиксом -к-. В конце концов гидроним утвердился в хорошо известной тулякам форме – Тулица, в котором несколько «пренебрежительный» суффикс -к- сменился «ласковым» -иц- (более подробно о названии города см. в нашей книге «Улицы Тулы XVII-XXI веков»: Тула, Шар, 2005, с. 16-22).

Когда появился город в устье Тулицы, при впадении её в Упу, произошло «уменьшение» гидронима в пользу названия города (так происходило и с другими гидронимами, особенно именами небольших рек, например в Тульской области: пос. Дубна на речке Дубенке, которая значится в исторических документах как Дубна, а г. Белёв теперь стоит на речке Белёвке, которая гораздо старше города и называлась Белева).

Бежка, речка в Пролетарском районе, приток Упы. По глаголу «бежать». Это речка с быстрым течением. Однако в исследованиях В.С. Громова об однокоренном названии Бежин луг приводится другая версия: бежин, или беглый – место, где могли укрыться «беглые люди», поселиться на берегах этой речки или на этом лугу (Чернский район). Заодно он называет фамилию Бежин распространённой в тульских и орловских краях [2, с. 51].

Название речки отразилось в названиях улиц в Пролетарском районе: улица Бежковская и 1-й, 2-й и 3-й Бежковские проезды.

Воронка. Речка берёт начало недалеко от Ясной Поляны (Щёкинский район) и впадает в Упу на территории Тулы. Суффикс -к- сделал неузнаваемым старое исконное название этой реки, упоминаемое в письменных источниках до XX века, - Воронья, в котором суффикс -jь указывает на то, что гидроним образован от слова «ворона». Возможно, многочисленные вороньи гнезда на вётлах, которыми до сих пор в некоторых местах обрастают берега этой речки, привлекли внимание населения, что дало повод к номинации. В нижнем течении речки, почти у её впадения в Упу, недалеко от Московского вокзала, приютилась маленькая улица с характерным названием, вызывающим тоску, – тупик Реки Воронки.

Овсянка, небольшая речка, почти незаметная летом, протекающая в Центральном районе (Скуратово). Пример вторичной номинации, т.е. сначала появилось село Овсянниково (по фамилии первопоселенца), и лишь потом – название речки путём усечения основы фамилии и прибавления «речного» суффикса -к-, указывающего на величину потока.

Рогожня. Речка, больше похожая на ручей, в Центральном районе, левый приток Упы. Можно принять во внимание предположение о том, что она называется так потому, что «в ней мыли рогожи». С.А Рассаднев пишет об этом так: «Название урочища Рогожня произошло от названия реки, а река получила своё имя от того, что в ней мыли рогожу, грубую упаковочную ткань из мочалки… В 1759 году здесь выстроился деревянный храм. Посёлочек превратился в село Рогожня» [3, с. 111]. Однако рогожи мыли не только в этой реке, почему и возникает сомнение в таком прямолинейном толковании. Топоформант этого гидронима слишком похож на топоформант -ня или -на, свойственный балтийским гидронимам, имеющим многовековую историю на территории Тульского края. Поэтому гидроним Рогожня нуждается в дополнительном изучении.

Речка Рогожня породила несколько названий того же корня: Рогожинский овраг – Рогожинский колодец (один из источников водопровода в Туле) – Рогожинский лес – Рогожинский посёлок и улицы. Из них активно употребляется в речи горожан только последнее – Рогожинский посёлок. Да и то в связи с ликвидацией посёлков как административной единицы вряд ли это название долго продержится.

Сежа. Речка на окраине Пролетарского района, в Щегловской засеке. Есть две версии происхождения названия. Как и многие поокские гидронимы, Сежа относится к балтоязычным названиям и в языке прибалтийских славян обозначало «приспособление для ловли рыбы» sedza [4, III, с. 591]. Р.А. Агеева предлагает рассмотреть происхождение названия реки Сьежи в бассейне Волги, которое по звучанию очень похоже на тульскую Сежу, в свете исторической географии – как часть древнего водного пути новгородских купцов. Однако ничего не известно о том, была ли наша Сежа частью подобного пути, не обязательно новгородцев, ведь Сежа – приток Упы, а Упа впадает в Оку – и так далее. Упоминаемая Р.А. Агеевой Сьежа – от глагола «съезжать», т.е. «плыть по течению реки» [5, 61-62]. По речке был назван Сеженский лес – часть Щегловской засеки.

Серебрянка, Серебровка. Речка в Привокзальном районе (приток р. Воронки), сейчас почти незаметная. Но в книге В.В. Вересаева «Воспоминания» ещё упоминается о чистой речке Серебрянке, по которой в те годы звали улицу – Серебрянка (совр. им. Халтурина, террориста, в 1880 подготовившего взрыв в столовой Зимнего дворца, который унёс множество жизней простых людей – солдат и лакеев, прислуживавших императору). Место зарождения речушки Серебрянки В.В. Вересаев описывает так: «Домик бабушки стоял на границе культурной части города. Около домика кончалась на Старо-Дворянской (совр. Бундурина. – Т. М.) мостовая, кончалось освещение. Дальше улица была немощёная, заросшая гусиной гречей, пересекалась большим оврагом, где под доской, переброшенной для пешеходов, в чёрной тинистой воде извивались жирные пиявки» – это место пересечения теперешних улиц Льва Толстого (б. Мотякинская) и Бундурина. Сохранился и «очень глубокий колодец» [6, с. 98-99]. В.В. Вересаев называет эти улицы – Серебянку и Мотякинскую – «бедняцкими», населёнными «мастеровыми с зеленоватыми лицами и истощёнными женщинами» [там же, с. 32].

В официальных источниках (на планах города, в печати) улица по речке Серебрянке называлась Серебрянской (до переименования в 1922). Так же по речке называется современная улица Серебровская, появившаяся в конце 50-х прошлого века в посёлке с тем же названием (сейчас это часть Привокзального района г. Тулы), только в основе этого названия не Серебрянка, а Серебровка (вариант гидронима).

Студёнка, речка, приток Упы, протекавшая в селе Мяснове, а сейчас, в связи с вхождением села в границы Тулы ещё в начале XX века, в Туле. Точнее, это уже не речка, а несколько болотец – всё, что от неё осталось. Их можно видеть на улице Нижняя Студёнка. В этом названии определение Нижняя обозначает место положения этой улицы по отношению к течению речки. Есть в Мяснове и улица Верхняя Студёнка – как напоминание о бывшей речке.

Гидроним прозрачен по смыслу: «студёный», «студёная» – так говорили о ключевой холодной воде, которой питалась речка. Как сама гидрооснова, так и «речной» суффикс -к- свидетельствуют о довольно позднем происхождении гидронима, примерно в конце XVIII века.

Тростянка, речка в Зареченском районе. Типично русское по происхождению название, в основе которого «треста», «тросняк», «тресняк» – во многих славянских языках «болотистое место, поросшее тростой, камышом», «заросли камыша, растущие на болотах и озёрах» [7, т. 2. с. 253-254]. Оно вполне характеризует низменную, болотистую местность, по которой протекает речка, приток Упы, больше похожий на пересыхающий ручей.

Упа – главная река Тулы и Тульской области, правый приток Оки. Учёные-языковеды в этом гидрониме «видят один из главных следов прежнего распространения балтийских языков в Среднем Поочье, связывая с литовским upe «река». Однако М. Фасмер сомневается в балтийском происхождении гидронима: на славянской почве в силу закономерностей исторической фонетики следовало ожидать Вопь» [8, с. 437]. Если бы М. Фасмер слышал, как произносят его местные жители, то его сомнения рассеялись бы – диалектное произношение Вупа.

По реке Упе названы улица Приупская в Пролетарском районе и улица Нижняя Упская в Привокзальном (без оппозиты Верхняя).

Хомутовка, речка в Центральном районе, левый приток Упы. В основе гидронима знакомое слово «хомут», т.е. «часть конской упряжи: деревянные клешни, с хомутиною, оголовком и гужами, надеваемая на голову лошади» [9, т. 4. с. 560]. Однако и в этом случае не всё так просто. Во-первых, причем хомуты? А во-вторых, хомут – это ещё и народный географический термин со значением «русло реки, загнутое подковой. В Рязанской области хомут – «излучина реки» или «берега озера» [10, т. 2, с. 290]. Таким образом, к основе прибавился суффикс -овк-, также частотный в гидронимии, особенно новой.

В Поповой слободе, печально известной под именем Растеряевой округи (Г.И. Успенский, «Нравы Растеряевой улицы»), было несколько улиц Хомутовских: 1-я Хомутовская (совр. им. МОПРа), 2-я Хомутовская (совр. Хомутовка), 3-я Хомутовская (совр. им. Шишкина, а до неё – им. Андре Марти, французского революционера, приверженца троцкизма).

Щегловка, более известная как Щегловский ручей, правый приток Упы, - одно из звеньев в цепи названий с основой Щеглов – известная тулякам по курсу истории родного края фамилия «засечного сторожа» нач. XVII века, по которой получили названия Щегловская засека (часть засечных лесов, непосредственно примыкающая к Туле), а впоследствии – Щегловский монастырь (официально – Богородичный, XIX век), по нему – улица, ведшая к его воротам, Щегловская (совр. Кирова), во второй половине XX столетия появляется улица Щегловская Засека (в Пролетарском районе).

В Туле, кроме речек, есть несколько водоёмов – прудов. Самый старый – Демидовский (правда, после того как он был спущен ещё в середине XIX века, его сохранившиеся остатки вдоль Венёвского шоссе трудно назвать прудом). В 1695 году Никита Демидов построил в Туле первый вододействующий железоделательный завод, для которого и понадобилась в изобилии вода реки Тулицы. Её перегородили плотиной. Напоминанием об этом техническом сооружении, передовом для своего времени, а также о предпринимателе и основателе металлургического дела в России Никите Демидове является название улицы Демидовская Плотина, соединяющей Зареченский и Пролетарский районы.

Пятнашка, пруд в Щегловской засеке, зона отдыха жителей Пролетарского района. Любопытна история его названия. Восходит оно к обычному в лесах номеру квадрата – 15-й, но знаменит он стал после того, как там на рубеже XIX-XX веков стали собираться на маёвки (так назывались собрания рабочих в день 1 мая, на которых они выдвигали требования к владельцам фабрик и заводов) тульские рабочие, организовавшие первый в России профсоюз – Союз металлистов. Возник микротопоним – Пятнашка (название поляны), а по нему – и гидроним.

Ивашкинский, пруд в б. селе Горелки (совр. часть Зареченского района). Назван по фамилии владельцев – дворян Ивашкиных, которым принадлежали не только Горелки, но множество других деревень и сёл.

Большой и Малый пруды в парке им. П.П. Белоусова, создателя этого парка. Они были сооружены после того, как построили плотину через речку Серебровку и назывались так уже на рубеже XIX-XX веков. Есть ещё Верхний пруд, самый маленький.

Окошко, пруд на окраине Центрального района (Скуратово, Тихвинка). По рассказам старожилов, когда-то на месте пруда стояла церковь (действительно, название деревни Тихвинка указывает на связь с иконой Тихвинской Божией Матери, в честь которой была освящена местная церковь). Однажды случился большой провал, в который эта церковь упала. Остался от неё небольшой плавучий островок, теперь заросший зеленью. Легенда может иметь под собой основание, потому что почва в пригороде Тулы изобилует карстовыми провалами, и нередки водоёмы естественного происхождения, постепенно заполняющиеся грунтовой водой. Островок же посередине небольшого пруда был похож на окошко. Так метафора послужила номинации водоёма.

Мы проанализировали далеко не все гидронимы на территории Тулы. Наверняка есть где-нибудь в отдалённых уголках города пруды, ручьи или колодцы и родники, у которых есть названия, известные только небольшому кругу жителей, посещающих эти источники воды. Общеизвестно: земля Тулы насыщена водой, потому что город построили в пойме Упы, в низине, затопляемой её и её притоков водами, в болотистой местности. Как видно, названия «воды» и «по воде» играли большую роль в жизни горожан. Они подмечали яркие чёрточки в том или ином водном объекте, метко характеризуя его в названии (Студёнка, Бежка, Окошко). А если это было древнее название, которое бытовало задолго до рождения города, то просто воспринимали его как своё, русское (Упа).

Список литературы:

Малицкий, П.И. Приходы и церкви Тульской епархии / П.И. Малицкий. – Тула, 1895.- С.11.
Громов, В.С. Предания Бежина луга / В.С. Громов. – Тула, 1969.- С.51.
Рассаднев, С.А. Прогулки по улицам Тулы / С.А. Рассаднев. – Тула, Пересвет, 2003.- С.111.
Мурзаев, Э.М. Словарь народных географических терминов: В 2-х томах.- 2-е изд., перераб. и доп. / Э.М. Мурзаев. – М.: Геодезиздат, 1999.- С.591.
Агеева, Р.А. Происхождение имён рек и озёр / Р.А. Агеева. – М.: Наука, 1985.- С.61-62.
Вересаев, В.В. Литературные портреты / В.В. Вересаев. – М.: Республика, 2000.- С.98-99.
Мурзаев, Э.М. Указ. соч.- Т.2.- С.253-254.
Никонов, В.А. Краткий топонимический словарь / В.А. Никонов. – М.: Мысль, 1966.- С.437.
Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. / В.И. Даль. – СПб: ТОО «Диамант», 1996.- С.560.
Мурзаев, Э.М. Указ. соч.-Т.2.-С.290.

Библиографическая ссылка:

Майорова, Т.В. Гидронимия города Тулы и ее отражение в городских названиях / Т.В.Майорова // Тульский краеведческий альманах.- 2009-2010.-№7.-С.12-16.

Источник: http://tulalmanac.blogspot.ru/2011/07/blog-post_5927.html.

 
< Пред.   След. >

Вы можете поддержать наш проект, перечислив всего 50 руб. Спасибо!

Другие обзоры

Калуга и область
посетителей: 4201357

Разработка: Компания "Сенатор" (Тула) © 2002 - 2014